+7 (919) 026-28-19 Заказать обратный звонок
Прозрачный бизнес

Прозрачный бизнес

4 декабря 2018

Два года назад у «Смердомского стекольного завода», который находится в Чагодощенском районе, началась новая жизнь. Банкротящееся предприятие было выставлено на аукцион, и его собственником стала «Северная Стеклотарная Компания». О том, какие планы на будущее у новых акционеров завода, как они выстраивают кадровую политику и что ждет отрасль в целом, рассказал директор по инвестициям «Северной Стеклотарной Компании» Ватан АБДУРАХМАНОВ.

— Чем внимание вашей компании привлек именно «Смердомский стекольный завод»?

— Мы являемся специалистами в области инвестиций и специальных ситуаций, связанных с антикризисным управлением. Не фокусировали свое внимание непосредственно на стекольной отрасли, а рассматривали целый ряд объектов на рынке — нам были интересны именно производственные активы.

Мы выбрали «Смердомский стекольный завод», во-первых, потому что он был действующим, и производство на нем не приостанавливалось в период всей процедуры банкротства. К сожалению, единицы заводов в стадии банкротства продолжают работать. Большинство останавливают свою деятельность, и это большая проблема, поскольку часть имущества предприятия обычно исчезает, проверить работоспособность оборудования тяжело, и в такой ситуации всегда получается приобретение «кота в мешке». Мы не могли себе этого позволить.

Во-вторых, нас устроила цена имущества на аукционе. Мы вышли на переговоры, приняли участие в торгах и приобрели этот завод, хотя уже тогда понимали, что нам предстоит глубокая модернизация предприятия, поскольку ресурс заводских печей подходил к концу на среднесрочном горизонте. Разработав концепцию реконструкции, наша команда обратилась в «Корпорацию развития Вологодской области» с просьбой поддержать нас, и по сей день мы плотно с ней сотрудничаем.

За последние два года мы провели целый ряд мероприятий, которые позволяют продлить ресурс печей еще на несколько лет. Это дает возможность продолжать переговоры с партнерами по модернизации и реконструкции завода уже в более спокойном режиме, обеспечивая стабильность производства и предоставляя предсказуемые условия сотрудничества нашим клиентам.

— Завод имеет богатую историю. Какой период вы считаете наиболее переломным, важным с точки зрения современного развития?

— Конечно, основным переломным моментом стал конец 2015 — начало 2016 года, когда предприятие было выставлено на продажу и впоследствии приобретено «Северной Стеклотарной Компанией». Я думаю, это был важный шаг, который позволил обеспечить преемственность и не допустить остановки завода. 2016 год был непростым, но нам удалось сохранить и хорошие отношения с клиентами, и основную часть коллектива предприятия.

Второй важной вехой в развитии завода я бы назвал начало текущего года, когда мы оформили отношения с нашими итальянскими партнерами, которые подтверждают наши намерения провести масштабную реконструкцию и модернизацию, как этого требует технический регламент, в следующем году. Это обеспечит стабильную работу завода на ближайшие 10-15 лет.

— На первый взгляд может показаться, что стеклодельная промышленность переживает перманентный кризис: все большее распространение имеет пластиковая и картонная упаковка для напитков. С другой стороны, забота об экологичности производства и о здоровье организма заставляют потребителя делать выбор в пользу стеклянной бутылки. Каковы все-таки тенденции развития вашего рынка?

— Действительно, стекло является одним из самых экологически безопасных материалов. Кроме того, это единственный вид упаковки, которую можно перерабатывать неограниченное количество раз без потери качества в отличие от пластика.

Вместе с тем стеклянная упаковка довольно сложна и дорога в производстве. Как раз по этой причине в последние годы наблюдались спад в потреблении стекла и его замещение крупнейшими потребителями, в том числе производителями пива.

Стоит отметить, что с 2013 года и по сегодняшний день вся стеклодельная отрасль находится в состоянии нестабильности. Это в первую очередь связано с бурным ростом мощностей примерно 10 лет назад и параллельным снижением потребления, наложенным на общий спад экономики. Стекольная отрасль является ригидной — трудно регулировать мощность производства, невозможно остановить печь без ощутимых потерь для предприятия. В связи с этим в первой половине 2010-х на рынке образовался большой объем избыточных мощностей, одним из следствий которого стала целая серия банкротств стекольных заводов по всей России.

В первой половине 2019 года, думаю, в отрасли будет достигнуто равновесие, которое связано с выводом избыточных мощностей, с одной стороны, а с другой — с ростом потребления продукции из стекла. Этому, в свою очередь, способствовали стабилизация потребления пива, рост использования тары для безалкогольных напитков и крепкого алкоголя, увеличение умеренными темпами потребления тары для вин. К тому же многие производители, в том числе и мы, начали работать на экспорт. Это такие страны, как Польша, Германия, Финляндия, Греция, Италия, Испания.

Я думаю, эта работа пойдет активнее, как только государство включит стеклотару в перечень продукции, подпадающей под субсидии на транспорт.

— Кто ваши основные клиенты? Что сегодня пользуется спросом?

— Наша основная специализация — производство тары для тихих и игристых вин. Нашими клиентами являются в первую очередь производители Северо-Запада России. В их числе один из ведущих производителей шампанского в России — Санкт-Петербургская компания «Игристые вина», комбинат шампанских вин «Вилаш» и целый ряд других заводов. В Вологодской области мы активно сотрудничаем с Череповецким ликероводочным заводом, в Москве — с МКШВ. Есть эксклюзивные виды продукции, которые мы отправляем в Армению, Узбекистан, Казахстан, Грузию и страны Европы.

— Существует ли сезонность в стеклодувном производстве? Если да, то как вы ее учитываете?

— Если говорить об игристых винах, то сезон начинается с августа-сентября и продолжается до конца года. За этот период продается примерно 2/3 годового объема продукции. Мы эту цикличность знаем и стараемся ее сглаживать с помощью финансовых инструментов и диверсификации производства. В «низкий» сезон для шампанского мы производим тару для химической промышленности, также у нас есть пилотный проект по производству пивной бутылки. Кроме того, в летний сезон мы перенаправляем часть наших мощностей на производство бутылки для безалкогольных напитков, это лимонады в первую очередь.

Мы примерно понимаем, что будет потреблено, и стараемся хеджировать наши риски, в том числе с использованием финансовых инструментов, которые позволяют нам получить часть выручки вперед. За период с середины прошлого года нам удалось сгладить сезонность с точки зрения финансового планирования. Со следующего года, полагаю, наш метод предиктивного анализа позволит сформировать портфель, который на 80% компенсирует эту ситуацию.

— Бывают необычные, штучные заказы?

— Штучность в стекольном производстве — вопрос условный, поскольку оно автоматизированное. И даже штучная партия — это, как правило, десятки тысяч единиц продукции.

Можно вспомнить, наверное, только сувенирные виды бутылок, которые изготавливаются по заказу, например, к дню рождения. Это дорого, но зато это очень интересно, поскольку изобразить с помощью прессования на бутылке можно практически все. Выглядит это очень презентабельно. Но подобные заказы бывают довольно редко.

Можно отметить, скорее, ремесло наших специалистов. В частности, они из стекломассы умеют делать замечательные тюльпаны, розочки, лебедей, пепельницы и иные изделия. По случаю каких-либо торжеств мы дарим такие сувениры своим клиентам.

— Как вы решаете кадровый вопрос на заводе? Где находите специалистов?

— Кадровый вопрос для нас сейчас является, наверное, одним из самых важных. С проблемой нехватки специалистов мы столкнулись практически сразу, как пришли на предприятие, и постарались пойти эволюционным путем, то есть максимально сохранить коллектив. Мы сделали ряд перестановок в высшем менеджменте предприятия и стараемся укреплять кадровый состав инженерно-технических и рабочих специальностей. У нас есть проект по обучению и повышению квалификации кадров, который мы реализуем совместно с администрацией Чагодощенского района.

Кроме того, мы договариваемся о создании первого в своем роде курса по повышению профессиональной квалификации сотрудников при участии наших итальянских партнеров. К сожалению, в России профессиональных школ по данному виду специальностей нет, всему приходится учиться на производстве. Основу нашего коллектива составляют местные кадры. Однако мы пользуемся и услугами сотрудников, которые работают вахтовым методом. Я думаю, что наша программа, реализуемая совместно с итальянскими коллегами, позволит в течение следующего года отойти от этой практики и в достаточной степени обучить местный персонал работе на нашем оборудовании.

— Как удерживаете лучшие кадры?

— Мы стараемся постепенно повышать зарплату, внедряем программу обучения высших кадров. Сотрудники направляются на стажировки и длительные курсы модульного типа в Москву и Санкт-Петербург. Тех, кто хочет работать и готов обучаться, мы стараемся убирать с менее квалифицированных позиций и давать им возможность расти.

У нас существует система премирования, которая в значительной степени была унаследована нами от прежнего менеджмента. Она связана с тем, насколько плановые результаты соответствуют фактическим показателям. Для каждого участка производства разработана своя система ключевых показателей эффективности.

Сейчас она дорабатывается и совершенствуется. В целом мы стремимся к тому, чтобы в ближайшем будущем каждый сотрудник имел возможность индивидуально и прозрачно рассчитать свое финансовое вознаграждение в зависимости от итогов его работы. И самое важное для нас — донести до коллектива, что каждый работник является частью большой команды, которая трудится на общий результат завода вне зависимости от того, занимается он упаковкой продукции или варкой стекла.

На данный момент на производстве работают около 250 человек. Я думаю, что у нас сформировалась хорошая команда, очень много людей являются наследниками династий производителей стекла. Мы этим гордимся и стараемся это отмечать.

Существуют и неформальные методы нематериального стимулирования. Мы стараемся один-два раза в год в поселке, где находится предприятие, проводить различные социальные мероприятия. К примеру, традиционными стали праздники, посвященные дню рождения завода. Его 120-летие отмечалось с особым размахом. Я благодарен губернатору области за то, что он посетил наш праздник. Это стало серьезным знаком поддержки для всего коллектива.

В этом году мы открыли спортивную площадку в поселке. На следующий год запланировано открытие поселковой бани, также мы хотим открыть детский образовательный и детский спортивный центры.

Я уверен в том, что работа в социальной сфере позволяет обеспечить стабильность коллектива, удержать кадры и показать нашу социальную ответственность.

— Какое внимание сейчас на заводе уделяется модернизации производства? СМИ в этом году сообщали о запуске крупного инвестиционного проекта в объеме более 1 млрд руб. Как он реализуется? Что в планах?

— Это, пожалуй, приоритет номер один, поскольку на заводе в момент его покупки было довольно изношенное оборудование. Безусловно, без модернизации невозможно обеспечить стабильное будущее предприятия. В результате девятимесячных переговоров нам удалось договориться о привлечении партнера в лице ведущей международной компании. Наш проект включен в список приоритетных инвестиционных проектов региона. В этом году начинается работа по модернизации производственного оборудования, со следующего года — по продлению ресурса печи. Это длительная программа, которая подразумевает комплексное обновление всего производственного парка и складских помещений в течение ближайших 3-4 лет. Обязательно будут внедрены современные цифровые технологии, которые позволят укрепить наши планы, связанные с предиктивным менеджментом, предиктивными ремонтами, прогнозированием доходов, повышением производительности труда. Мы постараемся использовать все новейшие технологии, которые доступны на сегодняшний момент.

При этом мы целенаправленно разбили проект на несколько фаз. Это обеспечит его финансовую устойчивость. Модернизация позволит увеличить объемы производства примерно на 30% по сравнению с сегодняшним днем и, безусловно, расширить ассортимент продукции. Это связано и с нашей работой с потребителем, поскольку от него поступают запросы на эксклюзивные виды продукции. Мы планируем дополнительное усиление экспортных позиций, там есть спрос не только на винную и шампанскую бутылку, но и на тару для крепкого алкоголя. Так, у нас есть большие планы по Франции, связанные с продажей эксклюзивной винной бутылки с нанесением индивидуализированных вензелей. Кроме того, как я уже говорил, мы запускаем пилотный проект по производству пивной бутылки. Все это потребует дополнительного повышения технологической оснащенности предприятия.

— Будущее стеклотарной отрасли только за крупными технологичными предприятиями или все-таки останется место для небольших или кустарных производств?

— На мой взгляд, будущее за крупными предприятиями. Я имею в виду не столько масштаб конкретного завода, сколько нахождение заводов в составе групп.

Мы в компании твердо убеждены, что стеклотарной отрасли в России необходима консолидация, поскольку это позволит достичь устойчивости и прогнозируемости на рынке. На сегодняшний день рынок стеклотары не сформирован в полном смысле этого слова, производители разрознены, имеет место демпинг. В поведении отдельных участников рынка можно усмотреть признаки недобросовестной конкуренции, которая, конечно, негативно сказывается на всей отрасли. Я убежден, что стеклотарная отрасль в нашей стране должна пройти путь, который в своё время преодолела отрасль листового стекольного производства, где сейчас присутствуют всего два-три крупных игрока. Для такой фондоемкой и технологичной отрасли, как производство стекла, данный подход позволит обеспечить регулярное обновление мощностей, достичь стабильности цен и прогнозируемости бизнеса, предоставить гарантии сотрудникам предприятий, поскольку они обеспечены работой на долгие годы вперед. А в условиях того, что российские предприятия все более активно стремятся выйти на европейские рынки, это будет в конечном итоге повышать их конкурентоспособность.

В связи с этим, на мой взгляд, будущее за конгломератами, которые в состоянии обеспечивать единую производственную политику, прозрачную ценовую политику и будут добросовестно конкурировать друг с другом.

Большую роль в становлении рынка играет Ассоциация производителей стеклотары, поскольку она обеспечивает эффективный диалог между производителями и властью. При этом мы наблюдаем, что ряд игроков не является членами этой ассоциации. Возможно, они и не ставят для себя цель работать ближайшие 10 лет.

— Какие ключевые решения должен принимать руководитель промышленного предприятия, чтобы оно жило и развивалось, стабильно выпускало конкурентоспособную продукцию?

— Я считаю, что руководитель любого предприятия должен быть в какой-то степени визионером. За последние 5-10 лет на российском и мировом рынках повысилась неопределенность, поэтому каждый руководитель должен в первую очередь уделять внимание стратегическому планированию и попыткам понять, какие шаги необходимо вовремя предпринять, чтобы не отстать от трендов будущего в ближайший год, три года, десять лет. Если не заниматься такого рода визионерством, невозможно обеспечить устойчивую конкурентоспособность.

Вторая важнейшая задача руководителя — уделять повышенное внимание работе с персоналом. В это понятие входит, как я уже говорил, обучение персонала и его развитие, работа с материальными и нематериальными средствами мотивации сотрудников, умение работать с коллективом как с командой, умение сохранять и удерживать лучшие кадры. Это то, чем руководство нашего завода активно занимается. Такая практика, к сожалению, на ряде предприятий утрачена. Мы ее возрождаем и расширяем на своем производстве.

И третья важнейшая составляющая — социальная ответственность. Экономика в России сложилась таким образом, что очень многие предприятия являются градообразующими.

В связи с этим нельзя мыслить предприятие отдельно от социума, от того населенного пункта, в котором оно находится. На мой взгляд, бизнес как деятельность очень социален по своей природе, поскольку он позволяет обеспечить людей работой. При этом любое предприятие является частью общества, рабочие являются командой для предприятия, а их семьи и благополучие этих семей – важнейшие факторы устойчивости бизнеса. В этой связи между социумом, трудовым коллективом и компанией существует взаимозависимость, своего рода симбиоз, когда наибольшего благополучия можно достичь только совместными усилиями и понимая общую ответственность за будущее друг друга. Это должны понимать и в руководстве компании, и каждый сотрудник.

На мой взгляд, именно эти три составляющих должны быть в повестке каждого руководителя, помимо той операционной деятельности, которой он занимается.

Подписка на новости